Букет рождественских историй. Заветный пожарный

ювелирный отделПродавщицу ювелирного отдела звали Надя. Больше всех других праздников продавщица Надя уважала Новый год и Рождество, причём с равным почтением она относилась и к обоим Новым годам – собственно новому и старому, и к обоим Рождествам – католическому и православному. Продавщица ювелирного отдела Надя не была глубоко верующим человеком, и олицетворением праздника Рожества Христова для неё были не ясли, Вифлеемская звезда, волхвы и дева Мария с новорождённым младенцем, а нерабочий день (или рабочий, но тогда оплачиваемый по двойному тарифу) и надежда на исполнение заветных желаний.

Заветных желаний у продавщицы Нади было много, у неё вообще было много всяких разнообразных желаний, и не только заветных. А под заветными желаниями Надя, как и всякая приличная девушка, понимала выйти удачно замуж. Или хотя бы для начала – познакомиться с интересным и непьющим молодым человеком, имеющим серьёзные намерения.

Но время шло – кошмар, целых двадцать два года, это почти что пенсия! – а искомый молодой человек на продавщицы-Надином горизонте всё никак не появлялся, и это уже становилось поводом для переживаний не только самой Нади, но и Надиной мамы по имени Гортензия Константиновна.

Здесь необходимо отвлечься на небольшое разъясняющее отступление. Дело в том, что продавщицы-Надина мама Гортензия Константиновна являлась классическим и даже – не побоюсь этого слова – эталонным примером матери-одиночки. Вложив в воспитание единственного ребёнка весь запас, не слишком, в общем-то, широкой души и не имея ничего сказать ребёнку о его отце как положительном примере, Надина мама Гортензия Константиновна вывела поразительную формулу идеальной дочери, включающую в себя слепую и безразмерную материнскую любовь и столь же слепую и непомерную материнскую скромность.

Ты должна быть умницей и красавицей и во всём брать с мамы пример – эти две взаимоисключающие заповеди продавщица ювелирного отдела Надя, повинуясь велению дочернего сердца, должна была соблюдать всю свою жизнь.

Надина мама Гортензия Константиновна не одобряла ювелирный отдел мама не одобряетмагазина как место работы продавщицы Нади. Глубоко смотря в корень, умудрённая житейским опытом Гортензия Константиновна прекрасно понимала, что шанс подцепить приличного жениха для продавщицы Нади в её ювелирном отделе практически равен нулю – Гортензия Константиновна в молодости училась в машиностроительном техникуме, где на третьем курсе целый семестр изучала теорию вероятностей вкупе с математической статистикой и с тех пор любила выражаться, как ей казалось, умно и замысловато.

Надина мама Гортензия Константиновна надеялась лицезреть недальновидную дочь продавщицей такого отдела, куда никогда не зарастёт народная толпа – поэзию Гортензия Константиновна любила не меньше математической статистики и считала эту любовь своей особой изюминкой. А народная тропа, по мнению Гортензии Константиновны и великого русского поэта, не зарастала только в места поклонения вечным ценностям. Такими вечными ценностями Гортензия Константиновна считала продукты и даже алкогольные напитки и мечтала увидеть свою неразумную дочь Надю продавщицей колбасного или вино-водочного отделов.

А продавщица Надя всё равно любила свой ювелирный отдел, хотя и понимала всю бесперспективность стояния за прилавком с серьгами и браслетами в смысле успешной реализации сколько-нибудь матримониальных планов. Будучи девушкой симпатичной и неглупой, пусть немного и похожей на свою маму Гортензию Константиновну, продавщица Надя читала в женских глянцевых журналах про десять советов встретить  мужчину вашей мечты и даже один рискованный эксперимент познакомиться прямо на улице с привлекательным и материально обеспеченным молодым человеком.

фильм про иронию судьбыА ещё продавщица ювелирного отдела Надя любила смотреть телевизор, и совсем не глупые ток-шоу для тупых блондинок, а вполне себе приличные старые советские кинокартины. Особенно ей нравился фильм про иронию судьбы, в котором её тёзка Надя прямо под Новый год неожиданно обретала личное счастье – и именно в такой формулировке, и больше никак. В этой одинаковости своего имени и имени главной героини новогоднего фильма продавщица ювелирного отдела Надя видела особый знак и, может быть, поэтому всегда ожидала чуда и исполнения мечты от долгожданного праздника Нового года.

В этот раз настроение у продавщицы Нади было не совсем приподнятым и радостным. Странная сегодняшняя покупательница, даже толком не примерив ею же выбранные серьги с изумрудами, вдруг ни с того ни с чего опрометью выскочила из отдела, чуть не сбив с ног молодого человека в тёмно-синей форменной куртке. Тот держал в руках старомодную картонную голубую папку с длинными тесёмками и совсем не походил на покупателя ювелирных украшений.

- Я должен проверить пожарную сигнализацию, — произнёс он фразу, от которой у продавщицы Нади моментально заболела поджелудочная железа или селезёнка – откровенно признаться, Надя никогда не была особо сильна в анатомии.

Пожарный инспектор долго рассматривал одинаковые беленькие огнетушителькругляшки на окнах и ярко-красные огнетушители, расставленные по углам и подёрнутые изрядным слоем пыли. Пока инспектор вдумчиво изучал противопожарный инвентарь, продавщица Надя придирчиво изучала инспектора. При детальном рассмотрении пожарный инспектор не произвёл впечатления интересного и материально обеспеченного человека, однако оказался молодым, симпатичным и без обручального кольца на безымянном пальце – и в этом продавщица Надя разглядела хороший знак.

Пожарный инспектор попросил продавщицу Надю расписаться в какой-то ведомости, извлечённой из картонной папки, и начал неловко прощаться. Продавщице Наде не хотелось прощаться с инспектором, а хотелось заполучить инспектора в провожатые до дома – пока на сегодняшний вечер, а дальше будет видно. Поэтому продавщица Надя решила прибегнуть к надёжному и освящённому временем оружию – женской хитрости — и прямым текстом сообщила пожарному инспектору, что у неё в последнее время весьма заедает сигнализация.

Нет, не пожарная, а та, которая связана с милицейским пультом. И пожарному инспектору больше ничего не оставалось, как в качестве благородного жеста  помогать продавщице Наде закрывать свой ювелирный отдел на два замка и включать охранную сигнализацию.

понравилась девушкаПожарному инспектору приглянулась миловидная и немногословная продавщица Надя, и он с явным удовольствием проводил её домой прямо до подъезда. Он с охотой поднялся бы и к ней в квартиру  — вот они, два окна горят на четвёртом этаже, видите? – и даже рискнул бы познакомиться с Надиной мамой Гортензией Константиновной, но Надя почему-то не пригласила его в гости.

Впрочем, этот факт пожарный инспектор списал на скромность Нади, мысленно поставив ещё один плюсик к её наличествующим и уже выдуманным им же достоинствам. Обменявшись телефонами и договорившись о завтрашнем свидании, молодые люди церемонно попрощались.

Продавщице Наде тоже понравился пожарный инспектор, в обманчивом свете фонарей она сумела разглядеть у него добрые глаза и римский профиль – ну, может, не совсем римский, а наоборот, греческий – какая разница, если они завтра снова встречаются и даже идут смотреть новую рождественскую комедию в кинотеатр Центральный?

Надя с радостью пригласила бы нового знакомца сегодня к себе в гости. Во-первых, закрепить случайную встречу чашкой кофе с печеньем или даже тарелкой борща со сметаной – всё зависело от вечернего кулинарного настроя Надиной мамы Гортензии Константиновны. А во-вторых, ей не терпелось похвастаться перед мамой приятным знакомством, намеревающимся перерасти в крепкую дружбу, как говорила героиня ещё одного любимого Надей фильма, и наконец-то доказать маме и даже самой себе ошибочность взгляда на работу в ювелирном отделе как бесперспективную в смысле замужества.

Однако причиной неприглашения пожарного инспектора в дом была вовсе не Надина скромность или робость. Дело было в том, что Надины соседи с третьего этажа, нашпиговав свой санузел новой сантехникой по случаю грандиозного ремонта, бывшие в употреблении чугунную ванну и унитаз не спешили выбрасывать на улицу, а практически россыпью раскидали по лестничной площадке. И это было только половиной беды.

Вторая – и более существенная -  половина заключалась в том, что требующая социальной справедливости и всенародного равенства соседка со второго этажа в одно лицо протестовала против чужих ремонтов, приобретения итальянской плитки и сантехники россиянами, а также несанкционированного ею шума из-за ремонтных работ и в знак протеста высиживала целые дни на брошенном посреди лестничной площадки унитазе.

Соседка со второго этажа, сидящая днями на беспризорном чужом унитазе, и не подозревала, какие приятные перемены несёт для неё наступающее Рождество. Но об этом – в следующий раз.

Спасибо за то, что решили поделиться записью:


Еще статьи

Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Комментариев к записи: 2

  1. Кира:

    Статья мне не слишком понравилась. Во-первых, она не похожа на рождественскую историю в том смысле, в котором ее принято понимать. Было время, когда накануне рождества каждое уважающее себя издание помещало в номер рождественские истории. Эта традиция у нас не сохранилась, поэтому многие современные авторы не имеют представления, какими эти истории должны быть. На мой взгляд, данная история больше похожа на статью из женского журнала для дам с интеллектом ниже среднего. История перегружена излишними подробностями и пояснениями. И самое главное: где же то самое рождественское чудо? Знакомство с мужчиной по инициативе женщины — это не чудо, а рядовой случай. Никаких светлых чувств эта история, лично у меня, не вызывает. А ведь именно они должны сделать рождественскую историю по-настоящему таковой. По смыслу история тоже не очень хороша: мама желает, чтобы дочь познакомилась с будущим мужем в виноводочном отделе! А вероятность того, что зять может оказаться алкоголиком, по видимому, не учитывается.

  2. Кира:

    И еще: при чем тут унитаз?

Оставить комментарий

WordPress: 11.32MB | MySQL:79 | 0,186sec