Будьте моим фиктивным мужем. Часть 1

жилищные проблемы старого деревянного домаПочему-то жилищные проблемы всегда возникают неожиданно и сразу ставят в тупик.

Соня уже много лет жила в старом деревянном доме. Дом этот, сколько Соня себя помнила, всегда был аварийным. Маленькая Соня боялась этого названия. Слово «авария» она представляла себе в виде огромной красной ревущей пожарной машины, несущейся по встречной полосе с бешеной скоростью. Хотя дом, где жила Соня, был полной противоположностью своего названия согласно Сониным представлениям о нём.

Двухэтажный приземистый барак с квартирами на восемь семей был со всех сторон обсажен кустами. Его некрашеные бусо-серо-коричневые бока сливались по цвету с грязной дорогой, ведущей к дому, с мусорными баками, загораживающими подъезд. Чтобы войти в дом, нужно было не подниматься по ступенькам крыльца, а, наоборот, спускаться по ним. Такой вот минус первый этаж.

Соня не помнила своих родителей. Её вырастила бабушка, они так и жили вдвоём в этом доме, точнее, в одной из его квартир. Соня всегда расстраивалась из-за несправедливого решения квартирного вопроса, ей казалось обидным жить в сарайчике с печкой и ночным горшком под кроватью. Сонина бабушка стояла в какой-то очереди на жильё, но эта очередь представлялась Соне очень эфемерной и зыбкой, ненастоящей.

Прожив несколько лет одна после бабушкиной смерти и скопив достаточную, по её представлениям, сумму доплаты, Соня решила попробовать продать свою квартиру и купить новую. Банки кричали о доступной ипотеке и низких процентных ставках, и это делало Сонину мечту не только всё более привлекательной, но уже и почти сбывшейся.

Но первое же агентство недвижимости открыло Соне глаза на реальное положение её непростой ситуации.

-  Девушка, если у вас аварийное жильё, то вы не сможете его продать, — мужчина в очках строгим голосом выговаривал слова так, как будто зачитывал Соне её права и обязанности при аресте.

-  А почему? – растерялась Соня.

-  Ну, это долго объяснять. Чтобы продать жильё, нужно сначала стать его собственником, то есть приватизировать. А аварийное жильё приватизировать нельзя!

-  А почему?

-  Девушка, ну что вы заладили: почему да почему? Можно подумать, что в этой стране именно я принимаю законы… Нельзя, и всё.

-  И что же мне делать?

-  Даже не знаю, чем вам помочь. Мы солидная фирма, и такими вопросами не занимаемся. Хотя есть агентства, которые могут решить и эту проблему. Попробуйте позвонить в «Провинцию», они практикуют сделки, что называется, на грани фола. Спросите Василия Николаевича.

Соня решила не спешить связываться с этой «Провинцией». Она села на телефон и обзвонила подряд все агентства и юридические конторы. И сделала неутешительный вывод: ей никогда не продать своё старое жильё, а значит, никогда не купить новое.

Промучившись неделю, Соня всё-таки попыталась позвонить полукриминальному Василию Николаевичу.

-  Добрый день, агентство «Провинция» слушает вас! – энергичный девичий голос мгновенно откликнулся на Сонин звонок.

-  Алло, здравствуйте, пригласите, пожалуйста, Василия Николаевича, — Соня вдруг заволновалась, как будто просила соединить её с Белым Домом.

-  По какому вопросу? – не унималась секретарь.

-  По вопросу продажи аварийного жилья…

-  Одну минуточку, пожалуйста.

В трубке бравурно заиграла музыка, раздражая и без того напряжённые нервы. Ненавижу Моцарта, только и успела подумать Соня.

-  Слушаю вас! – невидимый Василий Николаевич по голосу не был похож на бандитского авторитета.

-  Здравствуйте, скажите, пожалуйста, не могли бы вы помочь мне продать аварийное жильё? – единым духом выпалила Соня.

-  У вас какое жильё? Квартира или комната? – по-деловому осведомился голос.

-  У меня квартира. Двухкомнатная. Дом деревянный. Первый этаж.

-  А удобства? – уточнил голос.

-  А удобства во дворе или в бане через два квартала, — Соня почувствовала, как на нервной почве она начала непростительно глупо, а главное, не к месту, хихикать.

-  Сколько вы хотите?

-  Что, простите? – Соня не сразу сообразила, что этот вопрос о цене на квартиру означает возможность, и, более того, согласие всемогущего Василия Николаевича на процедуру купли-продажи жилья.

-  Денег сколько хотите?

Соня давно уже определилась с ценой и твёрдо назвала число.

-  Ну что вы, девушка! – оказалось, Василий Николаевич даже умел смеяться, и смех его был почти как у обычных людей, разве что чуть более резкий. -  Делите свою цену пополам, и мы с вами договоримся.

Половина от озвученной Соней цены была смехотворно обидной суммой, но Соня побоялась в этом признаться Василию Николаевичу.

-  Спасибо большое, я подумаю, — сказала она и быстрёхонько нажала на кнопку отбоя.

Положив трубку, Соня просидела несколько минут неподвижно, уставившись на стоящий перед ней телефонный аппарат. Она почувствовала, как загорелись её щёки, как вспотели ладони, как сердце гулкими частыми ударами забилось где-то в горле. Потом клубок в горле начал потихоньку рассасываться: сердце медленно опускалось вниз, а слёзы и сопли хлынули наружу вперемешку с обидой и досадой.

Соня поплакала, умылась и снова накрасила ресницы. Она приказала себе не переживать, хотя понимала, что, продав эту квартиру лишь за половину её рыночной стоимости, она не сможет найти такую огромную доплату, чтобы купить новую квартиру. И никакая ипотека ей не помощница! Ведь это нереально: платить в месяц столько, сколько Соня получала на двух работах, и это в течение пятнадцати лет. А жить тогда на что?

Вот дом попался, будь он неладен! Стоит себе сто лет и ещё простоит столько же. Когда-то у Сони была надежда получить жильё под снос этого дома, и, чтобы утвердиться в своих мечтах, Соня даже сходила в домоуправление и спросила о дате этого долгожданного сноса, но угрюмая  бухгалтерша раздражённо буркнула Соне в ответ:

-  Какой-такой снос? Двадцать второй дом по Завокзальному переулку? Никакого сноса не ждите! Дом этот ещё очень хороший.

Ну да, хороший, думала Соня, если в нём не жить, а смотреть на него из окошка вашей жилконторы. Да в нём мышей развелось столько, как будто это не просто дом, а резиденция мышиного короля. И никакая отрава их не берёт.

Запах гниющего дерева пропитал все стены, всю постель, одежду, книги, даже посуду. Соне приходилось топить печку даже в самые жаркие дни, чтобы хоть ненадолго выкурить из дома этот запах.

Дом гнил, источал миазмы, кишел мышами, но жил. И именно это гниение и кишение и было основными составляющими его жизни, а не переживания каких-то временных жильцов о невозможности переезда на новую квартиру.

- Этот дом ещё переживёт и нас всех, меня и этих мышей, как пережил бабушку, да и тех людей, что жили здесь до нас, — грустно предрекала Соня своей подруге, забежавшей к ней с какими-то важными новостями.

- Сонька, не хандри: есть отличный вариант для тебя! – Наталья всегда была дамой энергичной и славилась некоторой тягой к приключениям и авантюрам. Она традиционно принимала самое деятельное участие в Сониной личной жизни, надеясь своим советами и рекомендациями помочь её выйти замуж.  – Сестра Климовой недорого продаёт свою квартиру, помнишь, я тебе рассказывала, там ещё полукруглая кухня в два окна! Можно заезжать хоть завтра, квартира свободна, и деньги отдать по частям: когда продашь свою аварийную квартиру и когда в банке получишь ссуду на разницу в цене вашего жилья. Если продать деревяшку за реальную рыночную цену, то наверняка денег хватит, всё же у тебя метров-то вон сколько!

- Да уж, продашь тут за реальную, — Соня трезво смотрела на вещи и не разделала Натальиного беспричинного оптимизма. – Давай лучше ещё по чашечке чая, раз с квартирой не получается.

– Какой у тебя всё-таки замечательный  чай! Пью и пью, и не могу напиться!

-  Это из-за того, что вода вкусная. Я хожу на скважину за артезианской водой, а ты пьёшь ту воду, которая из-под крана течёт.

-  Да-да, — рассеянно протянула Наталья. – Шла девица за водой, за ней парень молодой… Сонька, я поняла, что тебе нужно делать, чтобы нормально продать квартиру!

-  Что? – обрадовалась Соня.

-  Выйти замуж! – заявила подруга. – Фиктивно!

-  Как?

-  Да запросто! Подашь объявление в газете: продаю аварийное жильё через фиктивный брак. И квартира влёт уйдёт, и в придачу с кучей интересных мужчин познакомишься!

-  Наташ, кто о чём, а вшивый всё о бане. Меня не интересует замужество само по себе, да и не верю я в это. Только если ради квартиры. Да и не клюнут приличные мужики на такое объявление. Мужики вообще, по-моему, газеты-то не читают. Да и нет их на свете, этих приличных  мужиков. Остались одни неприличные, да и те скоро вымрут от пьянок.

-  Да, именно такое объявление, — бушевала Наталья. – Женщина, подавшая такое объявление, имеет очень хорошие шансы!

-  Ага, оказаться в психушке, если соседи успеют вызвать перевозку. Или за решёткой. Как ты думаешь, такие махинации уголовно наказуемы? Или можно отделаться штрафом в сто тысяч минимальных зарплат?

-  Ладно, Соня, не будем спешить с переменами в личной жизни. Не готова пока к серьёзным отношениям – и не надо. Сначала выйдешь замуж понарошку, ради продажи квартиры. А потом, глядишь, и по-настоящему. Этот фиктивный брак притянет за собой и остальные.

-  Остальные?!

-  Ну, остальной, если тебе так удобнее думать. Замуж главное начать выходить. Выйдешь раз, потом другой, а потом и вовсе не захочешь останавливаться. Ведь кто выходит замуж? Одни и те же. А другие и те же сидят дома у своего корыта, и неважно, целого или разбитого.

Соня снова почувствовала себя какой-то раздвоившейся, как всегда при разговорах с Натальей. Но если обычно обе её половины получались почти одинаковыми, разве что разумная и здравомыслящая оказывалась чуть-чуть побольше доверчивой и очарованной, то сегодня её трезвая и логичная часть была совсем малюсенькой, а восхищённая и счастливая росла прямо на глазах.

-  Наташка, ты авантюристка! – объявила Соня. – И, по-моему, твой авантюризм заразен. Я согласна попробовать.

-  Ну, вот и замечательно, — обрадовалась подруга. – Конечно, если есть шанс продать твою квартиру за нормальную цену, незачем уступать её за половину: сложишь в кучку деньги от продажи своей халупы, возьмёшь ипотечный кредит и купишь нормальное жильё. Сестра Климовой — нормальная тётка, с ней всегда можно договориться, если что.

-  Да, хорошо бы, — мечтательно протянула Соня. Она прекрасно понимала, что для того, чтобы стать владелицей нормальной квартиры, нужно найти не простого покупателя на аварийную деревяшку, но и такого, который не побоялся бы стать Сониным фиктивным мужем.

В понедельник Соня отпросилась с работы и, стараясь не расплескать по дороге свою решимость, побежала в городской еженедельник  «Время» подавать объявление.

Принимая Сонино объявление, девушка за конторкой помедлила, видимо, перечитывая его несколько раз, а потом спросила:

-  Вам в какую рубрику поставить?

-  А в какую лучше? – попросила совета Соня.

-  Ну, у нас есть раздел знакомств, но ведь у вас, похоже, другая проблема. Может, поставить в конце, в «Разное», после всяких досугов и саун? Там обычно всякий криминал предлагают, типа обналичек и продажи дипломов.

-  Но ведь у меня же никакой не криминал!

-  Да и у них, вообще-то не криминал, я просто так сказала, чтобы вам было понятнее.

-  Мне и так понятно. Давайте в «Разное», после обналичек.

Газету «Время» приносили в выходные, иногда в субботу, а иногда в воскресенье, и Соня, первые выходные после выхода газеты с её объявлением, планировала никуда из дома надолго не отлучаться, разве что в магазин за продуктами, чтобы не пропустить тот единственный долгожданный звонок, который спасёт её положение. Но такого поворота событий она никак не ожидала.

Продолжение следует…

 

Спасибо за то, что решили поделиться записью:


Еще статьи

Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Оставить комментарий

WordPress: 11.29MB | MySQL:75 | 0,200sec