По следам Дня независимости. Часть 2

Инесса с головой писать продающие текстыпогрузилась в новую работу. Она с жаром придумывала сюжеты для рекламных роликов, разрабатывала концепции рекламных акций и даже писала успешные продающие тексты, эмпирическим путём уяснив для себя раз и навсегда, чем же всё-таки эти тексты отличаются от текстов непродающих.

Всё оказалось на удивление просто и логично: после Инессиных рассказов о каких-нибудь товарах сразу хотелось всё бросить и бежать со всех ног приобретать эти самые товары. С точки зрения  потенциальных покупателей и потребителей рекламы такие тексты были покупательными, а с точки зрения продавцов и изготовителей рекламы – самыми что ни на есть продающими.

Инесса вовсе не лукавила, исподволь или напрямую расхваливая продукцию своих заказчиков. Она умела разглядеть всё самое хорошее, ценное и уникальное в любом, даже самом обыденном и непримечательном продукте, и выразить своё восхищение его редкими и замечательными качествами при помощи самых простых и понятных слов и выражений, искусно сотканных между собой в тончайшую невесомую паутину.

Всё же нам придётся добавить малюсенькую ложечку дёгтя в медовую картину Инессиного восхищения своей новой работой: начинающая мастерица рекламных дел  начала немало беспокоиться по поводу отсутствия прежней возможности уделять изрядное количество времени домашнему хозяйству и особенно – кулинарным хлопотам.

Инесса Занавескина больше не баловала мужа сложносочинёнными салатами, составляемыми из восьми-двенадцати слоёв различных ингредиентов, не предлагала к ужину непременные мясо и рыбу с тремя разнообразными гарнирами – ведь никогда наверняка не угадаешь заранее, что захочет муж после трудового дня: постную тушёную свинину в кисло-сладком соусе с картофелем фри или запечённую форель с припущенными артишоками под соусом бешамель? А может, он возжелает простецкие макароны по-флотски? Что же, ему оставаться голодным из-за отсутствия у жены требуемого готового блюда?

Инесса постепенно, шаг за шагом, ужин за ужином, но скатилась до люмпенских сосисок с банальным картофельным пюре и даже один раз практически осрамилась перед мужем, заявив для него в качестве основного горячего блюда магазинные пельмени. Со сливочным маслом, кетчупом, уксусом или сметаной – по выбору.

Инженер Занавескин раздирался противоречивыми чувствами. С одной стороны, он был счастлив за жену, реализующей на новом поприще свой немалый творческий потенциал. Он, в точности соответствуя Инессиным ожиданиям, искренне радовался её успехам и даже не раз оказывал посильную помощь, свежим незамылившимся взглядом пробегая её статьи и указывая на редкие – кто же из нас может похвастаться абсолютным вниманием! – опечатки и случайные повторы.

С другой стороны, тотальная занятость жены на службе ставила под удар одну из важнейших жизненных ценностей инженера Занавескина – его верность вкусной и здоровой пище, приготовленной исключительно и безоговорочно супругой Инессой. Конечно, он не обиделся из-за магазинных пельменей, но всерьёз задумался о будущем свой семьи.

Тем временем Феодосий Близоруков загружал безотказную Инессу работой всё сильнее и сильнее. И у неё оставалось всё меньше и меньше времени и сил на кулинарные изыски. Качество пищи инженера Занавескина ухудшалось не по дням, а по часам. Какие пельмени, о чём вы? Отыскав в хлебнице засохшую горбушку ржаного хлеба и намазав её остатками чуть горчащего, когда-то сливочного масла расстроенный и похудевший инженер Занавескин вынашивал и лелеял судьбоносные планы о путях и способах увольнении жены с работы.

А Инесса и сама уже была не рада такой работе, съедающей у неё без остатка все дни и даже откусывающей солидный кусок вечеров – времени изначально личному и семейному. Но уволиться по собственному желанию означало бы для неё полную капитуляцию и даже предательство своих былых стремлений к когда-то влекущей и манящей далёкой яркой звезде под названием Независимость.

О финансовых достижениях Инессы хочется рассказать особо: её заработная плата оказалась неприлично высокой для молодой сотрудницы, составляя почти половину ежемесячных доходов мужа, инженера Занавескина, известного экспериментатора и рационализатора. А если не лукавить и быть до конца откровенными, то зарплаты супругов практически сравнялись.

Однако Инесса, оставаясь дамой тонкой и деликатной, не решалась признаться мужу в таком антидомостроевском положении вещей и как могла, скрывала истинное положение вещей, всё же надеясь со временем признаться супругу. А могла она, как выяснилось, не очень хорошо: заработанные деньги жгли бывшей домохозяйке карман, и она не справлялась с искушением тут же их потратить.

Поначалу Инесса наприобретала множество всяких безделушек и мелочей, от фарфоровых собачек до бижутерии со стразами почти от Сваровски, которые ей удавалось легко прятать от мужа, никогда не имевшего моды вести учёт и контроль жениного дамского богатства. Потом потерявшая осторожность женщина прикупила пару джемперков, деловой твидовый пиджак твидовый пиджаккак у Кати Андреевой в последнем выпуске Новостей и шёлковую блузку – копию недавнего прикида Тины Канделаки.  Гром грянул, когда Инесса стала владелицей пары роскошных замшевых угольно-чёрных ботфортов известной швейцарской марки.

Инженер Занавескин в поисках чертежей одной из своих давнишних разработок открыл дверцы антресолей огромного шкафа, занимающего почти половину просторной прихожей. И внезапно ему прямо в руки упала объёмная картонная коробка с красивыми яркими надписями на иностранном языке. Недоумённый инженер Занавескин извлёк из этой коробки сначала один женский чёрный сапог, а потом и второй. Разглядывая нежданную находку, обескураженный Инессин муж обнаружил, что размер сапог точно совпадает с размером обуви Инессы. И потребовал немедленных объяснений от супруги.

Растерявшаяся Инесса не была готова давать разумные и внятные объяснения по поводу нахождения в доме пары элитной швейцарской обуви стоимостью в месячную зарплату инженера Занавескина. И поэтому она сболтнула первое, что пришло ей в голову:

- Мне это подарили.

Инженер Занавескин, любящий самостоятельно одаривать супругу и считавший данное действо чуть ли не своей единоличной прерогативой, оскорбился и потребовал назвать имя соперника-дарителя.

Инесса замялась, лихорадочно перебирая в голове возможные кандидатуры, но не решаясь остановиться ни на одной из них.

- Это Феодосий Близоруков! – вдруг ни с того ни с чего вырвалось у неё.

- Близоруков? – переспросил потрясённый инженер Занавескин. – Да как он смеет дарить порядочным замужним женщинам сапоги!

- Понимаешь, не то что бы сам Близоруков, — начала спасать положение порядочная замужняя женщина. – Просто в нашей фирме ввели дресс-код. И всем ведущим специалистам выдали спецодежду. Точнее, спецобувь…

Давайте позволим опуститься спасительному занавесу, разделяющему по разные стороны героев и читателей нашей истории.

Пусть супруги обсудят ситуацию без посторонних глаз. Возможно, Инесса захочет признаться мужу, что боялась унизить его размером своих головокружительных гонораров. Что мучилась, не имея возможности потратить деньги на полезные вещи для дома  - например, новый холодильник или кухонный комбайн – или на подарки самому инженеру Занавескину – я такую видела замечательную позолоченную оправу для очков: тебе бы чудо как она пошла.

Инженер Занавескин наверняка вслух оценит деликатность супруги, но в глубине души разволнуется и ещё пару месяцев не будет находить себе места от беспокойства из-за её так быстро обретённой финансовой независимости. Которая могла бы повлечь за собой и все прочие Инессины независимости, начиная от независимости от мужниного мнения и заканчивая независимостью от их семейных уз.

К счастью, супруги придут к консенсусу, который воплотится в уходе с работы когда-то свободолюбивой, а ныне желающей получить полную производственную независимость Инессы.

Инесса вновь погрузится в сладостную и позабытую ею пучину поварское искусствоповарского искусства, а инженер Занавескин не только нагуляет утраченное брюшко, но и прибавит парочку новых килограммов.

Подобный финал можно было бы считать вполне подходящим для обычной рождественской истории или истории, посвящённой, к примеру, Дню физкультурника или Дню медицинского работника. Но поскольку мы описываем события, имеющие место бушевать в связи с Днём независимости, рассказ просто необходимо увенчать моралью. Или философичным выводом. Или хотя бы претензией на то или другое.

Итак: порой затейливая и своенравная птица Независимость кажется нам, утонувшим в море обыденных забот и замороченным сутолокой повседневных дел, прекрасным сказочным журавлём в глубоком синем небе. И каждый из нас мечтает поймать её или хотя бы приручить, выдрессировав клевать с руки. Однако удачливые охотники, единожды заманившие эту птицу в свои сети, утверждают, что, попав в неволю, она превращается в самого обычного суетливого воробья. Или глупого жирного голубя.

Поэтому мечтать о Независимости и любоваться ею лучше всего издали – с бренной земли, в компании верных друзей, высоко запрокинув в манящее небо мятежную голову и чуть прикрыв рукой глаза от слепящего июньского солнца.

 

Спасибо за то, что решили поделиться записью:


Еще статьи

Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Комментариев к записи: 2

  1. Лиза:

    Что касается лепестков артишока, подаваемых с соусом бешамель, — редкостная гадость, доложу я вам!

Оставить комментарий

WordPress: 11.32MB | MySQL:79 | 0,427sec