Моя Нобелевка

myNobelevka

Плох тот писатель, который не мечтает о миллионных тиражах своих бессмертных творений.

О баснословных гонорарах.

О толпах восхищённых поклонников.

О включении своих трудов в список произведений, изучаемых в обязательном порядке в российской средней и высшей школе. И даже в школах всех на свете стран.

Ещё более плох тот писатель, который не мечтает о получении всевозможных литературных премий – Букера, Русского и Международного, Большой книги, Национального бестселлера, а также звания автора лучшего произведения, изданного в родной деревне Гадюкино,  и прочих авторских наград.

И уж совсем плох тот писатель, который не мечтает рано или поздно стать нобелевским лауреатом в области литературы.

Именно потому, что я нескромно считаю себя писателем неплохим, я мечтаю о Нобелевке на протяжении всей своей писательской жизни.

Масла в огонь моих мечтаний изрядно подливает недавнее решение Нобелевского комитета: шведская академия объявила лауреатом престижнейшей литературной награды за 2013 год канадскую писательницу Элис Манро. Литератора, который так же, как и я,  не писал ничего иного, кроме рассказов.

Писательница была отмечена премией как мастер современного рассказа. С конца шестидесятых годов прошлого века Элис Манро издала несколько сборников рассказов: «Танец счастливых теней», «А кто ты, собственно, такая», «Прогресс любви», «Любовь – хорошая женщина». Герои её произведений – обычные люди, пытающиеся разглядеть смысл в самых простых вещах.

Нобелевская премия – привилегия сильного пола. С начала прошлого века всего двенадцать женщин-писательниц удостаивались званий нобелевских лауреатов.

Нобелевская премия – это удел стариков. Средний возраст получателей престижной награды – 65 лет. Канадка Элис Манро ждала своей премии почти 82 года.

Нобелевская премия звучит куда более весомо, чем выражается материально: скромный миллион долларов едва ли позволит лауреату разгуляться во всю ширь творческой натуры.

Но я всё равно мечтаю о своей Нобелевке.

Когда-нибудь я обязательно и – самое главное: вполне заслуженно! – наконец-то получу эту премию.

Куплю себе новый титановый протез в бедро, новую вставную челюсть с фарфоровыми зубами и новый платиновый парик.

Инвалидное кресло с автоматической коробкой передач.

Сухое, тихое и уютное  место на престижном городском кладбище.

А остаток суммы отпишу по завещанию местному приюту для бездомных кошек и собак.

Ещё каких-нибудь минимум двадцать – максимум сорок лет, и Нобелевская премия непременно будет у меня в кармане.

Главное: не спешить, а продолжать работать в привычном темпе, не уставая записывать самые простые истории, внезапно распускающиеся несколькими смыслами и неожиданно на внешне непритязательной бытовой почве прорастающие решениями очень важных проблем, замешанных на любви, верности, долге.

Ведь вся моя жизнь, наполненная ненатужным каждодневным творчеством в форме кропания добрых и незамысловатых рассказов, умащенная наивной и чистой мечтой о мировой славе, — всего лишь занятная и ни к чему серьёзному не обязывающая игра.

И игру эту активно и весело поддерживают мои заказчики, коллеги и подруги.

- В английском языке отдельное Please в качестве ответа на просьбу звучит чуть менее грубо, чем «на, подавись»,  — деликатно поправляет мою стилистику заказчик из далёкой страны. — Не обижайтесь на меня, пожалуйста: ведь Вам  надо совершенствовать язык и готовиться к ответной речи  на английском при вручении Нобелевской премии.

- В следующем году, когда я поеду в Стокгольм, я обязательно уточню, как добраться до здания городской ратуши,  — клянётся моя коллега. — Ведь вроде бы именно там происходит процедура награждения. Или в королевском дворце? Уточню и всё подробно нарисую, чтобы тебе потом не заблудиться с непривычки. Или давай вместе поедем на вручение, я отгулы на работе возьму.

- Я провожу историко-филологическое исследование литературных и биографических связей сестёр Цветаевых с вологодским краем, которое ляжет в основу моей докторской диссертации, — раскрывает свои творческие планы моя подруга.  – Самая сногсшибательная версия в отношении Марины Ивановны – такая: если бы она пережила войну, то наверняка оказалась бы в Вологде, приехав сюда по доброй воле, из любви к маленьким городам, к Батюшкову, из желания быть вместе с родными, близкими. А самая сногсшибательная новость в отношении тебя – моё будущее право как университетского профессора литературы выдвигать твою кандидатуру на получение Нобелевской премии. Это положение закреплено Уставом нобелевского фонда.

В ожидании своей Нобелевки я не стану кривиться в сторону писателей-лауреатов и завистливо ругать их книги, пытаясь выискивать в них недостатки. Я буду объективна, милосердна и великодушна.

Исподволь наблюдая за ежегодной процедурой вручения высокой литературной награды, я буду вместе со всеми поздравлять победителей и от всей души радоваться, если вдруг среди имён счастливчиков прозвучат женские имена, или имена моих соотечественников, или имена моих любимых писателей.

В очередной раз не войдя в круг избранных, я не устану снисходительно объяснять читателям, заказчикам и редакторам  истинную причину того, почему и в этом году я так и не смогу поехать в Стокгольм. А кто же останется в России выгуливать мою собаку и кормить моего кота?

И даже если я никогда не дождусь причитающейся мне награды, я не стану считать свою писательскую стезю неудавшейся. Моя сегодняшняя награда за рассказы едва ли не более ценная, чем самая престижная международная литературная премия.

Письма, которые я изредка получаю от своих читателей.

Они – моя самая дорогая награда.

Они – моя Нобелевка.

«Мне всего лишь важно, чтобы были Вы! 

Реальная, счастливая, умная, грустная, взбалмошная, целеустремленная, сердитая, веселая… Любая, разная, настоящая. Были, как символ того, что мечты сбываются под напором наших стремлений, и потому, что еще случаются чудеса. Ведь человек все равно верит в сказку, сколько бы ему не было лет. И здорово, когда эта сказка встречается в реальной жизни. 

Вы — моя сказка и рождественская история!

Раньше примером для тренировки воли и подтверждения правильности пути была только Кэрри из «Секса в большом городе».  Но это фильм, иллюзия, далекая Америка. 
Теперь есть Вы. С дочкой и собакой, с подписью на страницах журнала, с живописью блога, с мотоциклом и очками. С обычной жизнью и необычной искренностью.  С рубленой прямотой и душой нараспашку.

Когда Вы идете вперед, а Вам тяжело и страшно, и хочется повернуть или остановиться, помните, что многим людям – и мне в том числе! — важно видеть цепочку Ваших следов на снегу или на песке, чтобы тоже идти…» 

 

Спасибо за то, что решили поделиться записью:


Еще статьи

Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Оставить комментарий

WordPress: 11.31MB | MySQL:77 | 0,172sec