Улыбка над собой

сохранить улыбку на лицеОпять всё валится из рук, и я с ужасом замечаю, что это становится тенденцией. Близится Новый год, а по ощущениям – наступает конец света. Но я продолжаю держать лицо, из последних сил пытаясь сохранить на нём хоть какое-то подобие улыбки, которая с каждым днём всё больше и больше мне кажется вымученной и неискренней.

Но удивительно – никто не ощущает натужности моего смеха, поддельности отчаянно высказываемой мной показушной радости, суррогата демонстрируемого мной счастья. И это замечательно, потому что больше всего на свете я ненавижу жаловаться и плакаться. В самые трудные минуты я из последних сил стараюсь держаться как Наташа Ростова: тем спокойнее и величавее, чем  больнее и стыднее у меня на душе.

И не только перед чужими людьми, но и перед близкими: чтобы не огорчать их, не разочаровывать, не давить их своими проблемами. И, в конце концов, у меня ведь такой прочный, удачный, сформированный на долгие года имидж девушки-солнца, девушки-праздника – не выходить же из него на старости лет!

На днях пришло письмо из далёкого заморского городка от давней подруги: «Лен, мне так импонирует твоё мироощущение! Твоя самоирония и твоё умение не гнать чернуху, потому что не складывается жизнь, твои попытки рассмотреть хоть один малюсенький  плюсик в бесконечном море минусов. Так славно, что ты не ноешь, а просто констатируешь факты без лишней экзальтации, с неизменной улыбкой над собой. Помнишь, у Бродского:

Улыбка над собой

могильной долговечней кровли

и легче дыма над печной трубой.

Ведь мы тем и живы, что видим мир и себя сквозь призму иронии. Мало кто способен это понять».

Да, и в самом деле я не перестаю улыбаться. Я улыбаюсь отсутствию приличной работы, способной одновременно удачно утолить мой творческий зуд и накормить семью, я улыбаюсь болям в позвоночнике и камням в почках, я улыбаюсь счетам за коммунальные услуги и условно-бесплатное образование ребёнка. Я улыбаюсь дождям и гололедице вместо ожидаемых снега и морозов. Я улыбаюсь даже сгоревшему цыплёнку на противне.

Потому что кроме этой улыбки у меня больше ничего не осталось. Кроме улыбки – и ещё кучи проблем, решение которых моими силами невозможно.

Улыбаясь над ситуацией, я вспоминаю древнюю притчу о царе, пославшем своих слуг собирать налоги с жителей своего государства. Люди плакали, отдавая последние, по их утверждениям, деньги. Но жестокий правитель посылал мытарей до тех пор, пока люди не начали смеяться. Вот теперь у них ничего нет – наконец-то поверил царь.

И я улыбаюсь – своему отношению к бедам и напастям, улыбаюсь своей вере, что рано или поздно они обязательно пройдут.

…У моей дочки-художницы стойкая двойка по математике. Нет, конечно, у неё случаются и пятёрки, как яркая иллюстрация к клиническому случаю заболеванию перемежающейся хромотой. Но двойки выпадают всё-таки чаще. Казалось бы, испробованы все методы преподавания, от собственноручного объяснения до приглашения лучших репетиторов, использованы все меры стимулирования и устрашения, от кнута в виде запрета на просмотр телевизионных передач до пряника в образе нового сенсорного мобильного телефона.

счастливая улыбка ребёнкаИ вот сегодня опять бьёмся над математической задачей, размазывая слёзы по лицу и рыдая в голос. Спустя час после очередного раунда в поединке с математикой я слышу, как дочка заливисто распевает в свой комнате, и заглядываю к ней:

- Ну, как дела? Решила задачу?

- Не-а! – докладывает ребёнок.

И ослепляет меня счастливой улыбкой во всё довольное лицо.







															
Спасибо за то, что решили поделиться записью:


Еще статьи

Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Оставить комментарий

WordPress: 11.26MB | MySQL:79 | 0,180sec