Вращая рулетку времён

Кое-кто из нас, цивилизованных, условно равных с мужчинами в своих правах и обязанностях и продвинутых дам начала третьего тысячелетия ностальгирует по давно ушедшим временам сказочной старины, когда женщина носила платья и кокошники русская красавицанеописуемой красоты, будучи похожей одновременно на Елену Прекрасную, Василису Премудрую, Марью-искусницу и прочих героинь романтического эпоса. И поэтому описания положения русской женщины и взгляд на её неоднозначную долю глазами иноземных путешественников будут интересны и поучительны для этих дам. Да, пожалуй, и не только для них.

Сигизмунду Герберштейну, австрийскому военному и дипломату, довелось побывать в России в начале 16 века. Он с удивлением и недоумением описывает отношение аборигенов к женской части населения, не верящего в честь женщины, если та не живёт под замком дома и не охраняется таким образом, что не может никуда выйти. Она не считается целомудренной даже в том случае, если просто позволяет смотреть на себя посторонним людям. «Заключённые же дома, они только прядут и сучат нитки», — пишет обескураженный путешественник.
Австрийский посол рассказывает потрясающую историю о семейной жизни немецкого кузнеца, живущего в Московии и женившегося на русской. После свадьбы молодая жена ласково спросила мужа, почему тот её не любит.
- Я сильно люблю тебя, – недоумённо ответил муж.
- Как же сильно, если я не имею ещё знаков любви от тебя, — возразила новобрачная.
О каких же знаках любви мечтала русская женщина? О россыпях смарагдов или неисчислимом поголовье соболиных шуб? Оказывается, о побоях, которые немецкому мужу прежде не могли казаться символами страсти и почитания супруги.
Муж пообещал «не отстать и в этом отношении» и стал весьма жестоко поколачивать жену, признаваясь всем, что после этого та начала обходиться с ним с большей любовью. В этих занятиях он весьма преуспел, вошёл во вкус и, в конце концов, сломал бедняге ноги и шею.
Женская мода тоже не оставила иноземца равнодушным. «Меха домашних котов носят женщины», — излагает он в своих записках.

Английский посол, дипломат и купец Антон Дженкинсон четырежды побывал в России во второй половине 16 века. Отображая картины местного быта, он поддерживает мнение своего австрийского коллеги о большом послушании и даже бесправии русских женщин, которым запрещено выходить на улицу без сопровождения мужчин. Но вместе с тем он пересказывает инциденты, когда женщины наравне с мужчинами пропивали в царских кабаках всё своё добро и даже детей. Заложив самое себя подобным образом кабатчику, они выходили вместе с ним на дорогу и бились им по ногам. Если прохожие, узнав суть дела, их пожалеют, то они могут внести деньги за пропойц, чтобы тех отпустили на свободу.

Пётр Петрей де Ерлезунда наведывался в Россию из Швеции в самом начале 17 века, собирая самую разнообразную информацию о ней и прикрывая свою шпионскую деятельность лекарской практикой.
Русских женщин он нашёл чрезвычайно красивыми, белыми лицом, стройными, с небольшими грудями, выразительными чёрными глазами и нежными руками с тонкими пальцами. Однако чрезмерное увлечение аборигенок макияжем, выполняемым из подручных народных средств типа белил или золы, пришлось не по душе шведскому путешественнику. Манеры московитянок тоже весьма впечатлили скандинава, описывающего свадебные песни как неприличные, а пляски – как повёртывания задницы, напоминающие движения, точно «мелют горчицу или чечевицу на ручной мельнице».

Пьер-Мартин де Ламартиньер, французский хирург, путешествовал по России во второй половине 17 века. Он поделился открытием ещё одного варианта знаменитой русской рулетки – свадебной.
Выходя из-за праздничного стола, молодые по традиции провожаются до опочивальни старой женщиной и попом, которые внушают новобрачной быть с мужем нежной и послушной, а новобрачному – любить жену как следует.
Молодой муж приказывает жене разуть себя: в одном его сапоге спрятан кнут, а в другом – драгоценность или серебряная монетка. Если женщина сначала снимает сапог с драгоценностью, она получает её в подарок, и это добрый для неё знак. А если бедняга первым снимает сапог с кнутом, муж ударяет её, и это знаменует начало её новой жизни с побоями.
После этого ритуала молодых запирают в комнате на два часа. И начинается уже второй и заключительный этап русской рулетки, но уже для мужа: сумеет ли он получить доказательства невинности своей молодой жены или нет.

Выбор времени или страны для возможного проживания, будь нам предоставлена такая возможность, – это тоже всегда игра в рулетку. Заранее не угадать, в какую эпоху и в каком городе ты будешь обласкана судьбой, ведь хрупкая и прозрачная паутинка счастья плетётся порой из совершенно непредсказуемых и даже взаимоисключающих себя нитей поступков, встреч, расставаний, удач и поражений.

Спасибо за то, что решили поделиться записью:


Еще статьи

Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Комментариев к записи: 1

  1. Лотта:

    Да, насколько помню, тот же Герберштейн рассказывал о множестве девиц легкого поведения, буквально наводнявших Красную площадь. А узнать их было легко по колечку с бирюзой, которую они держали во рту.

Оставить комментарий

WordPress: 11.35MB | MySQL:78 | 0,176sec