Бразильская мозаика

Илья Гранде — самый большой остров в Бразилии, курортное место.
Он оставил после себя впечатление дикой скуки, хотя, если начинаешь
вспоминать, то непонятно почему. Очень понравились гигантские
лировидные фикусы, растущие прямо из песка на пляже — не надо
зонтиков, чтобы от солнца прятаться.

Там же прямо у линии прибоя, но все же под кроной этих фикусов, стоят столики рестораций, где готовят очень вкусную традиционную еду из свежевыловленных морепродуктов. А местные коктейли — это что-то совсем другое, чем в Европе. Если в Австрии коаперинья — это вода, сахар и лайм, то в Бразилии — это кашаса, сахар и лайм, а вода — только от тающего в стакане льда.

Из-за черных туч и постоянного дождя у нас там пару раз разыгрывалась
депрессия, и мы спасались вкусной едой и кашасой – местным шнапсом.
Традиционные бразильские блюда — фежоада и макека — подаются прямо в котелках, причем в таких размерах, что можно батальон накормить. Так и вспоминаешь Вишневского: «Как много в жизни съедено впустую!» Эти бы излишки еды да нам бы сейчас в Европу!

Пили в основном кокосовый сок прямо из кокоса. Впервые увидели, как
его открывают, на пляже острова Нитерой: дядька огромным ножом-мачете со всей силы бил по кокосу, подбрасывая его другой рукой.

Для меня осталось загадкой, как при таком методе работы он до сих пор
сохранил все пальцы.

Мы жили в десяти метрах от океана, отгороженные от узкого пляжа только небольшим садом, в отеле класс люкс. Он назывался бутик-отель, тем всего семь комнат и максимум четырнадцать человек. В отеле роскошный бассейн с видом на океан и город.

Завтрак и ужин подают туда, куда захочешь: хочешь в постель, хочешь на террасу, хочешь в сад или в зал.

Кругом бегают и валяются три толстые добродушные таксы, такие миляги. Хозяин гостиницы — француз-миллионер. Да и сама гостиница находится на миллионерской улице, круглосуточно охраняемой до зубов вооруженной полицией.

А какая там растительность! Орхидеи и бромелии растут повсеместно прямо на деревьях (вы знали, что это растения-паразиты?), монстеры, шефлеры, кротоны, всевозможные филодендроны — это у них почти сорняки. Традесканция-зебрина — почвопокровная травка.

К тому же по деревьям скачут лемуры и макаки. Лемурчики такие смешные: очень любопытные и пытаются заигрывать с людьми. Огромные тропические бабочки, гигантские ящерицы типа варанов, разноцветные рыбки, шныряющие между  ног, колибри, птицы с такими огромными клювами, кажется, туканы, - вообще природа совсем другая, чем в Южной Африке.

В Бразилии очень красивая музыка. Мы привезли несколько дисков. И вообще Бразилия — очень музыкальная и шумная страна с непрекращающейся ночной жизнью.

Там вообще вся жизнь начинается после одиннадцати вечера. У нас были сложности с засыпанием, так как до двух-трёх часов ночи звучит самая разная музыка, перекрывая друг друга, грохочет так, что можно слушать концерт, не выходя из комнаты с закрытыми ставнями. Спасибо за то, что музыка действительно хорошая. Я иногда просыпалась так часа в три ночи и слушала, а мужа это жутко раздражало.

У них там ритм жизни вполне для меня подходящий — долго спать утром (даже в гостиницах завтрак начинался в девять утра и продолжался до полудня), а потом всю ночь болтаться по пляжу от ресторана к ресторану или от концерта к концерту. Короче, растаманская такая жизнь: народ мало работает и много веселится, что, в общем-то, и сказывается на благосостоянии.

 

Спасибо за то, что решили поделиться записью:


Еще статьи

Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Оставить комментарий

WordPress: 11.26MB | MySQL:77 | 0,173sec