Путешествие в сказку

- Хочешь в Дрезден? — спросил меня муж.

- В Дрезден? Почему бы и нет. Там роскошная картинная галерея с Сикстинской Мадонной и Рембрандтом с Саскией на коленях. А еще там Цвингер Пёппельмана, — с умным видом выдала я, разом вывалив все, что знала о старинной столице Саксонии.

- Цвингер Пёппельмана? — рассеянно переспросил муж. — Кажется, он в Берлине. - И, оставив меня размышлять о географическом положении Цвингера, погрузился в путеводитель по Германии.

Почему-то, сама не знаю почему, я всегда считала Германию скучнейшей страной. Со скучным пейзажем, скучно живущими людьми и смертельно скучной архитектурой. Откуда взялся этот образ, не представляю. Может быть, виновата Цветаева, именно так изобразившая городишко Гаммельн в своем «Крысолове». Но первый же немецкий город, куда я приехала на семинар, посвященный детям-билингвам, сломал мои стереотипы.

КассельЭто был Кассель, небольшой провинциальный городок, сравнимый по количеству жителей и размерам со Псковом и Великим Новгородом. Но ширина его улиц, даже в спальных районах, оказалась вполне сопоставима с проспектами Санкт-Петербурга. Можно было бы принять этот факт за исключение из общего правила, но, посетив другие немецкие города, я убедилась, что они такие же необыкновенно просторные, широкие и в то же время очень уютные, зеленые и малоэтажные. От того, что дома невысоки, ощущение простора еще сильнее. Но когда мы прибыли в Дрезден, я была покорена окончательно.

Сказать, что город пострадал во время Второй мировой войны, — это ничего не сказать. Он был просто сметен с лица земли совместными усилиями англо-американской бомбардировочной авиации. Чудом уцелевшие фрагменты оригинальных фасадов сейчас попросту вмонтированы в бетон современных зданий. Все остальное — реставрация или вновь отстроенные копии прежних архитектурных шедевров.

Но простор этих восстановленных в прежнем великолепии площадей и набережных произвел на меня неизгладимое впечатление. Особенно после Вены с ее роскошными домами, которые не представляется возможным разглядеть должным образом из-за непропорциональной их высоте узости улиц. Все время чувствуешь себя, как в туннеле, на дно коего почти не проникают солнечные лучи.

Но сейчас я в Дрездене, наблюдаю закат на набережной Эльбы.

Дворцы, вытянувшиеся в шеренгу вдоль реки, черны, как ночь. Результат химической реакции, превратившей жизнерадостные барочные фасады в мрачные лабиринты из лепных завитушек, колонн, полуколонн и статуй многочисленного семейства греко-римских богов всех рангов и мастей, резвящихся на крышах, карнизах, террасах, толпящихся у порталов, окон и балюстрад. Почетное место среди них занимает Бахус (он же Вакх, он же Дионис) и его разудалая свита — гримасничающие на все лады сатиры и менады.

Разумеется, во времена Августа Сильного, без устали строившего дворцы и охотничьи домики, украшавшего скульптурой свои загородные виллы и парки, — вся эта развеселая компания подвыпивших божеств выглядела действительно празднично и жизнеутверждающе. Но сегодня, когда их тела покрывает несмываемый загар прошедших веков, почерневшие лица пьяных сатиров и целующихся путти выглядят вполне зловеще.

ДрезденНо вот солнце тонет в Эльбе и бросает последний сноп красных лучей на обугленные временем фасады, — и в миг — преображение! Черные камни наливаются и вспыхивают розовым золотом, как воплощение мечты средневекового алхимика, на глазах у изумленной публики превращающего свинец в благородный металл.

- Я хочу сделать тебе подарок, — говорит муж. — Мы поедем, не скажу куда, но это недалеко отсюда. Надеюсь, тебе понравится.

Привыкшая к сюрпризам, я довольно равнодушно воспринимаю это сообщение. К тому же мне гораздо больше хочется погулять по Дрездену, а не тащиться неизвестно куда, пусть даже в суперкрасивое место. Как известно, много хорошо — тоже плохо.

Подъехав к вокзалу, муж кивнул в сторону перрона:
- А вот и наш поезд.

Нашим поездом оказался игрушечный паровозик с красными колесами и толстенькой трубой, один из первых построенных в Германии паровозов, — и четырьмя такими же игрушечными вагончиками, между которыми пристроилась открытая платформа с рядами скамеек, уже плотно заполненных любопытствующими гражданами. Поскольку мне тоже непременно хочется увидеть, как поедет этот смешной паровозик, приходится еще немного потеснить собратьев-туристов.

Локомотивчик пыхтел, как недовольный ежик, и поминутно выбрасывал из трубы клубы черного дыма, немилосердно осыпая пассажиров угольной пылью. Со скоростью15 километровв час он полз среди полей и лесов, словно расчесанных частым гребнем, очаровательных домиков, маленьких церквушек с острыми шпилями, — и все это вместе гораздо больше походило на оперные декорации, чем на реальный пейзаж. Только черная пыль на моих белых джинсах помогала осознавать происходящее как реальность.

- Шлосс Морицбург! — провозгласил кондуктор. Паровозик тонко и хрипловато свистнул и остановился.

- Приехали, — сказал муж. — Это то место, которое я хотел тебе показать.

замок Шлосс МорицбургПосреди озера стоял большой замок с четырьмя круглыми башнями по углам и высокими лестницами, на перилах которых толстенькие путти кокетливо улыбались и строили рожицы. Мосты, перекинутые через озеро, вели от замка в лес.

Подождите… так я же знаю это место! Не может быть… Ведь это же тот самый дворец, где проживало королевское семейство из фильма-сказки «Три орешка для Золушки»! Это же моя самая любимая в детстве сказка! Ну да, конечно! Вот же та самая лестница, к перилам которой Золушка, в исполнении Либуше Шафранковой — лучшей сказочной принцессы всех времен и народов, — привязала своего коня Юрашека! А вот то самое окно, куда она заглядывала, прежде чем войти в бальный зал!

Ежели память мне не изменяет, эта версия сказки о Золушке, где желания исполняет не фея, а три волшебных орешка, принадлежит братьям Гримм. И как странно, что мое первое знакомство с Германией произошло в Касселе — городе, где 30 лет прожили братья-филологи, записавшие там почти все свои сказки. И эту в том числе.

Виртуальная дверь моего воображения, неизменно служившая мне выходом в иные миры, живущие по законам доброго волшебства и красоты, уже в который раз распахнулась в реальность. И я шагнула в сказку. В мир моего детства.

Проезжая в открытом ландо, запряженном парой белоснежных липицианок, под сводами того самого леса, где прямо на голову задремавшему вознице упали те самые золушкины орешки, я разглядела и других сказочных персонажей. Вот по озеру проплывает лебединое семейство: элегантные красавцы папа с мамой и целый выводок уже подросших, покрытых нежным сероватым пухом, лебедят. Папа-лебедь — это, несомненно, бывший гадкий утенок, ставший эталоном лебединой красоты.

А вот у камышей с гоготом плещется стая диких гусей. И лишь одна гусыня, маленькая и довольно щуплая, по сравнению со своими жирненькими собратьями, деловито ходит под каштанами, то и дело выщипывая отдельные травинки. Без сомнения, это Мими, заколдованная принцесса из сказки Гауфа, выискивающая травку-приправку «чихай-на-здоровье» для своего друга карлика Носа, - повара обжоры-герцога, заказавшего ему неизведанный «пирог королевы», который невозможно испечь без этой травы.

- А вы из России? — прерывает мои размышления кучер, похожий на Василия Ливанова в роли Шерлока Холмса. — Ваш нынешний премьер-министр приезжал сюда на рыбалку, когда служил в Дрездене. Знаете, он превосходно говорит по-немецки!

Выпадение из сказки в реальность состоялось.


Спасибо за то, что решили поделиться записью:


Еще статьи

Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Комментариев к записи: 2

  1. Огромное удовольствие получила от прочтения этой стртьи! Спасибо за путешествие!

  2. Лима:

    Прочла с наслаждением. Захотелось читать и другие ваши рассказы о путешествиях. Блестящее владение языком! Вы прекрасный и щедрый рассказчик, тонкий наблюдатель, человек с отменным вкусом ко мноооогим вещам……
    Спасибо.

Оставить комментарий

WordPress: 11.27MB | MySQL:78 | 0,180sec