Тирольские каникулы

Еще летом решили ехать на Рождество в Тироль: гулять в горах, Тироль катание на лыжахкататься на лыжах.

- Не, я лыж не люблю со школы, — возражаю я. — Я больше к горным санкам склоняюсь.

- Хорошо, будем кататься на санках. Только австрийские санки — без спинки, на высоких полозьях и довольно короткие, так что все время нужно балансировать руками, ногами и всем телом и не забывать тормозить на поворотах, а то улетишь в пропасть, — поясняет многоопытный муж.

Не менее многоопытная свекровь с хитрой улыбкой вставляет свои пять копеек, в красках повествуя о том, как лет двадцать назад, катаясь на таких санях, не справилась с управлением, врезалась в скалу и, описав плавный полукруг, приложилась пятой точкой о трассу, сломав при этом ногу.

Радужные картины веселого катания с горки как-то сразу померкли, потеряв в моих глазах былую привлекательность, и как-то вдруг неудержимо потянуло к спортивной ходьбе на марафонские дистанции.

- Всё! Я решила, чем мы будем заниматься в тирольских Альпах. Мы будем много гулять! Ты сам говорил, что не мешает сбросить пару десятков килограммчиков. А что может помочь тебе в этом полезном начинании лучше всего? Ясно, как стекло, — ходьба! И не просто ходьба, а все в гору и в гору! Вот как будешь одолевать за день двадцать-двадцать пять километров по вертикали, поднимаясь до 1990-2000 метровнад уровнем моря, так сразу обретешь былую стройность, потерянную благодаря чрезмерному пристрастию к свиным ребрышкам и картошке фри.

- Это, конечно, прекрасно, — согласился покладистый супруг, — но я все же захвачу свои лыжи. Как-то нелогично ехать в Тироль без лыж. Может быть, в один прекрасный день ты устанешь гулять и захочешь понежиться на солнечной террасе с книжечкой. Вот тогда мы доедем до ближайшего горнолыжного курорта, где каждый займется своим любимым делом — ты позагораешь, а я покатаюсь.

Порывшись в Интернете и тщательно изучив длинный список гостиниц и апартаментов на любой вкус и кошелек, мы остановились на маленьком семейном пансионе в деревушке Прегратен, прилепившейся на склоне второго по высоте пика австрийских Альп — Гроссвенедигера, или Большого Венецианца, чуть выше полутора тысяч метров над уровнем моря.

- Жить в современном большом отеле на лыжном курорте, по-моему, глупо, — рассуждает муж, — так никакой местной специфики не почувствуешь — обычный евростандарт. Я хочу жить в традиционном ост-тирольском крестьянском доме с мебелью из массива сосны, сделанной лично дедом хозяина, половиками, собственноручно связанными хозяйкой, и картинами по стенам, вышитыми гобеленным швом долгими зимними вечерами трудолюбивой невесткой.

- Настоящая альпийская деревня, затерянная в горах! Здорово! Жить в муравейнике большой гостиницы, среди шума и суеты круглосуточно веселящихся туристов со всего света, — это не отдых! — поддакиваю я.

Рождество приближалось, а снега в Восточном Тироле согласно краткосрочным и даже долгосрочным прогнозам не предвиделось.

- Это невероятно! Начало декабря, а в Альпах еще ни снежинки не упало! — возмущается муж. — А помнишь нашу июльскую поездку в горы? Плюс одиннадцать, и снег лежал! Это в июле!!! Хозяева нашей гостиницы шутили, что пора к зимнему сезону готовиться. Что за безобразие: в июле — снег и чуть ли не морозы, а в декабре того и гляди: эдельвейсы зацветут!

Двадцать третьего декабря, набив два чемодана одеждой на все случаи жизни (ибо не понятно, к какой погоде готовиться) и захватив-таки лыжи, мы выехали из залитой дождем Вены, провожаемые барабанным стуком капель. Доехав до Зальцбурга, утопавшего в нескончаемом океане дождя, муж, покосившись на навигатор, с сомнением констатировал:

- До Тироля осталось двести километров. Вряд ли это расстояние отделяет нас от настоящей зимы… Ну что ж, будем сидеть у камина, читать книжки и дегустировать шедевры местной кулинарии во всех окрестных ресторациях. Эх, прощай фигура! Конец моей сексапильности!

Но дорога поднималась все выше и выше, и надоедливый дождь постепенно смешался со снегом, а потом и вовсе превратился в снегопад.

- Хорошо, что я взял цепи противоскольжения, — ворчал муж, — если так пойдет и дальше, через неделю мы, пожалуй, вообще отсюда выехать не сможем.

- Вот все тебе не слава Богу, — ворчала я в ответ, — ты ж переживал, что снега не увидишь. Вот тебе снег, как по заказу. Чем ты недоволен?

метель во мракеПоследние сорок километров машина шла почти вертикально, пробираясь через метель и ночь. Даже не верилось, что всего шесть часов вечера. Казалось, что в глухую полночь мы заблудились в кромешном безлюдном мраке. Снаружи выл ветер и кидал целые сугробы в стекла. Пытаясь хоть что-нибудь разглядеть за окном, я подняла глаза, и вдруг, сквозь пургу увидела светящиеся теплыми медовыми огнями елочные гирлянды. Казалось, они висели прямо в небе.

- Это рождественские украшения в деревнях, — пояснил муж. — На самых высоких холмах украшены живые елки и сосны. А вон там, почти на самом небе, видишь, окна светятся? Это домик в горах — приют для туристов и лыжников. Где-то2000 мнад уровнем моря. Завтра мы туда прогуляемся.

- Ага, прогуляемся! По такой погоде! Нет уж, если и завтра будет сильный ветер, я лучше останусь перед камином.

Наш пансион оказался немного в стороне от Прегратена, вытянувшегося вдоль узкой долины между горных цепей. дом в тирольском стилеЭто был большой дом в традиционном тирольском стиле: первый этаж каменный, второй и третий - деревянные, с опоясывающими их резными деревянными же балконами, летом густо увешанными разноцветной геранью и петунией, зимой резко выделяющимися темно-коричневыми, почти черными полосами на фоне белоснежных фасадов.

Тироль, как и Зальцбург, очень консервативный регион, строго придерживающийся традиций не только в строительстве домов и кулинарии, но и в одежде. Тирольские шапочки с приделанной сзади пышной метелкой, сделанной из длинных, жестких волос со спины горного козла, штанишки до колен из оленьей кожи с вышивкой, гетры и толстые шерстяные кофты с костяными пуговицами — это повседневная одежда любого уважающего себя тирольца, носимая и в пир, и в мир, и в добры люди.

На сторонний взгляд русской девушки, выросшей на далеком севере, этот наряд весьма комично смотрится на пожилых пузатеньких дяденьках, придавая им потешный инфантильный вид. Правда, один раз, высказав свое профанное суждение в кругу почтенных жительниц Зальцбурга, я утонула в океане их насмешливых и презрительных взглядов, услышав в ответ, что они не знают ни одного мужчину, кого подобный наряд делал бы смешным.

Что касается тиролек, то они не представимы без дирндл (то еще словечко!) - белой декольтированной блузки с пышными рукавами, затянутой черным корсетом, и пышной длинной юбки лилового, розового или зеленого цвета с растительным орнаментом, поверх которой одет обязательный длинный же передник. Причем если юбка розовая или лиловая, то передник непременно оливково-зеленый, и наоборот, — в противовес всем нормам, не допускающим смешения более трех цветов в одном наряде.

Зная все эти местные особенности, я была премного удивлена, когда нам открыла молодая женщина в коротюсенькой джинсовой юбке и малиновых капроновых колготках. Справедливости ради надо отметить, что верхняя часть ее туалета была вполне традиционна — белая декольтированная кофточка с кокетливыми кружавчиками и черный корсет.

Нас радушно провели в столовую, где каждое утро накрывался завтрак, и предложили хлопнуть по рюмке шнапса собственного приготовления за знакомство. После чего мы оказались в своих апартаментах, где нам предстояло прожить неделю.

И начались суровые отпускные будни: ранний утренний подъем, быстрый завтрак и марш-бросок километров на пятнадцать-двадцать в горы, невзирая на снег, ноги в котором временами увязали до колен. Правда, мы позволяли себе иной раз присесть на солнечную скамеечку, обозревая головокружительные альпийские виды и попивая чаек из термоса.

Несмотря на глубокий снег, температура на солнце доходила до плюс девятнадцати, так что приходилось стаскивать с себя куртки, свитера и рубашки, предусмотрительно одетые в целях предохранения от возможного обморожения на пронизывающем тирольском ветру.

К обеду мы добирались до высокогорных приютов, где, сидя на открытой террасе и сверху созерцая оставленную нами долину, с аппетитом уминали суп-гуляш или шницель по-венски, запивая все это пивом из гигантской кружки. рождественский ужин в ресторанеА вечером облачались в элегантные туалеты и съедали изысканно сервированный и виртуозно приготовленный ужин в многочисленных окрестных ресторанах, один из которых без ложной скромности назывался «рестораном истинного наслаждения».

Это заведение порадовало меня и лингвистическим открытием. Муж, поглощая лакомые кусочки, блаженно жмурился и мурлыкал по-немецки: «Dieses Essen ist ein Gedicht!», - что в вольном русском переводе звучит как «Это не пища, а поэзия!» Никогда не слыхала, чтобы еду сравнивали со стихами. Не уверена даже, что подобное сравнение могло бы зародиться в русском сознании.

Надежды мужа на похудение в таком режиме оправдаться не могли, ибо израсходованная за день энергия с лихвой восполнялась обильными вечерними застольями.

Кроме всего прочего, нам удивительно повезло с погодой. Несмотря на устрашающее начало, последующие дни радовали ослепительно яркими синевой и белизной, жарким солнцем, полыхавшим над рафинадоподобными треугольниками гор, усиливающими своим нестерпимым блеском сияние дневного светила. Ночное же небо дарило неправдоподобно большие и яркие звезды. Я даже не представляла, что звезд так много. Даже за пределами Млечного Пути оказались мириады сверкающих точек, так что ширину его трудно было отследить.

В один из дней мы катались-таки на санках, но, не рискнув управлять ими самостоятельно, я выбрала сани на двоих, предоставив мужу тормозить и балансировать, а себе - просто наслаждаться процессом.

Я же настояла на том, чтобы поехать на горнолыжную трассу, находившуюся всего в пятнадцати километрах от нашей базы. Зря, что ли мы тащили с собой лыжи! И пока муж выписывал виражи на крутых склонах, я загорала, развалившись в шезлонге и наблюдая, как длинноногая тренерша во главе целого выводка четырехлетних малюток разучивает с ними приемы торможения и остановки.

лыжникиКстати, во время вылазки в соседний с нашей деревней город Лиенц мы застали один из туров чемпионата мира по слалому среди женщин. За неимением русских участниц я болела за сестер-славянок — словенок и словачек. И не зря.

Словачка получила серебро. А вот победила австрийка, что не удивляет, когда видишь трехлетних карапузов, едва умеющих ходить, в шлемах и профессиональных очках, в настоящих лыжных комбинезонах и высоких пластиковых ботинках рассекающих по шести-семи-километровой трассе, подпрыгивая на трамплинах. Как тут не вырасти чемпионом!

Рождественская неделя мелькнула, как снежинка, и растаяла в тумане времени. Мы вернулись в дождливую Вену в начале января и из газет узнали, что сильные снегопады и спровоцированные ими лавины вынудили сотни туристов продлить свои тирольские каникулы.

Спасибо за то, что решили поделиться записью:


Еще статьи

Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Оставить комментарий

WordPress: 11.29MB | MySQL:77 | 0,194sec