Древний инстинкт

Вы замечали, как на пляже или в в осеннем паркеосеннем парке, усыпанном разноцветными вырезными листьями и шоколадными шариками каштанов, у людей просыпается древний инстинкт собирательства? В таких местах в поле зрения непременно оказывается человек, внимательно смотрящий под ноги и то и дело наклоняющийся, чтобы подобрать ракушку, камушек, листик, веточку, привлекшие внимание необычным цветом или формой.

В сентябре массовый сбор свежеупавших каштанов вообще напоминает эпидемию некоей заразной болезни: мало кто может похвастаться иммунитетом против непонятно откуда взявшегося страстного желания — жадно хватать нагретые солнцем, шелковисто поблескивающие среди палой листвы и гравия гладкие, чуть приплюснутые шарики, набивая ими не только карманы, но и пакеты.

Причем почти никто из подверженных этой внезапной болезни не может внятно ответить на вопрос «зачем». Зачем нужны в хозяйстве килограммы пестрых камушков и ракушек, найденных на морском берегу, каштанов и желудей, в порыве азарта собранных в аллее парка, десятки желто-красных пятипалых кленовых листьев, толстым ковром устилающих лесные тропинки? Зачем? Разумного объяснения не существует, кроме внезапно нахлынувшего желания собрать эти сокровища и унести с собой.

Скорее всего, это, действительно, инстинкт, доставшийся нам от первобытных предков, начинавших свою эволюционную карьеру в качестве охотников и собирателей. С тех пор мы не можем спокойно пройти мимо того, что буквально валяется под ногами — наклонись и возьми. При этом не важно, что: потерянная монетка или украшение, необычный камушекжелудь или каштан, необычный камушек или ракушка, гриб или цветок, — все это равноценно может вызвать хватательный рефлекс и стать объектом пристального интереса.

Перед глазами всплывает одно из ранних воспоминаний: детский сад; солнечно-желтый осенний клен во дворе, кажется, излучающий потоки света посреди промозглого темно-серого октябрьского утра; толпа малышей, прыгающая возле него в надежде ухватить время от времени падающие листья. Помню, у клена развернулось целое побоище за обладание редкими алыми, на худой конец, просто желтыми листочками. Рваные листья не котировались, а наибольшим спросом пользовались листья-светофоры, соединявшие в окраске сразу три цвета — красный, желтый, зеленый. Под деревом во время листопада не оставалось ни одного целого листа, — всё растаскивалось по домам.

Оказавшись впервые на побережье Индийского океана, я, вместо того, чтобы первым делом с разбега кинуться в его бирюзово-зеленые, пронизанные солнцем волны, бросилась собирать перламутровые крышечки от больших устричных раковин, переливавшиеся на мокром песке лунным блеском. Муж, поначалу снисходительно относившийся к моим азартным поискам, вскоре заразился сам, разглядев россыпи вычурных одеяний обитателей морских глубин, в просторечье именуемых ракушками. Надежда найти однажды целую раковину экзотической формы и расцветки заставляла нас пробегать десятки километров вдоль полосы прибоя, тщательно обшаривая ее взглядом.

Сколько восторга приносила нам причудливые находки ракушкикаждая такая находка! С радостными воплями первобытных охотников высыпали мы на покрывало полные пригоршни раритетов, хвастаясь друг перед другом своими сокровищами. Часами рассматривали причудливые завитки и спирали, зубчики, пупырышки и дырочки, во множестве покрывавшие их перламутровую поверхность.

Годом раньше на хорватском пляже, коротая время в ожидании родственников, радостно плававших в прохладных по-осеннему водах Адриатики, я собирала белоснежные голыши, щедро усыпающие побережье. Перебирая гладкие белые камни и поминутно натыкаясь на камушки со сквозной дырочкой, я вдруг вспомнила, что такие камни называют «куриными богами«, и они якобы приносят счастье нашедшему.

Если это правда, то путь к счастью из извилистого и нелегкого превращается в комфортный и удобный, доступный каждому. Достаточно добраться до первого хорватского пляжа. Там это счастье валяется под ногами в неограниченном количестве.

Увлекшись собиранием куриных богов, я не заметила, как вылезшее из воды семейство бодро присоединилось к моим изысканиям, и вскоре у нас набрался увесистый мешок «счастья».

Вечером мы заехали в таинственно-средневековый город Бале, неоднократно посещаемый легендарным Казановой. Ощущение тайны усиливалось мистически-голубой подсветкой древних крепостных стен, сложенных их гигантских необработанных валунов. В проходах узких куриный богулиц, над головой прохожих, казалось, прямо в воздухе парили «куриные боги», иногда весьма внушительных размеров, по одиночке и целыми связками. Блеснувшая в лунном свете тонкая леска, незаметно соединявшая их, раскрыла секрет невесомости весьма весомых булыжников. Интересно, добавляет ли это счастья местным жителям?

Про счастье не знаю, но практическую идею применения собранного каменного великолепия я получила во время этого посещения. Нанизав на леску камни разной величины, распределив их на некотором расстоянии друг от друга, чтобы создать эффект парения в воздухе, я украсила этими гроздьями нашу лестницу, привязав их к перилам.

Оказывается, даже для иррационального в своей бессмысленности хобби можно найти применение в хозяйстве!

Спасибо за то, что решили поделиться записью:


Еще статьи

Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Комментариев к записи: 3

  1. Галина:

    ДАЖЕ ЕСЛИ ЭТО ПЕРВОБЫТНЫЙ ИНСТИНКТ, но сколько радости приносит это увлекательное занятие. Побольше бы таких инстинктов. А тема поднята здоровская, молодец Лизуня.

  2. Светлана:

    Очень добрая статья, понравилось!!!Как будто подержала в руках и куриных божков, и ракушки, и листья!А еще побегала вдоль берега и полюбовалась россыпью морских красот!!!Спасибо!!!

  3. Лариса Зинькевич:

    счастливая статья!

Оставить комментарий

WordPress: 11.31MB | MySQL:78 | 0,197sec